ФЕНИКС   На связи с единомышленниками           

 Поддержка проекта 

Авторизуйтесь с помощью соцсетей и служб

+14627 RSS-лента RSS-лента

Блог клуба - Христианское искусство

Администратор блога: Демид
НИТОЧКА ВЕРЫ. Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.
Максим Васюнов.


Бисеринка за бисеринкой – пока не собралась длинная сверкающая нить из маленьких шариков. Затем другая, третья… Из этих нитей потом выкладываются не только узоры, а шьются целые иконы. Облачения, фон, нимбы… Всё, кроме лиц и ног. Так образы становятся воочию радостными и излучающими свет: бисеринки «горят» цветными каплями при любой погоде и любом освещении. Таких икон в Успенском храме села Ахлебинино, что под Калугой, – десятки. Даже иконостас здесь не написан, а вышит. Это невозможно представить. И даже когда видишь своими глазами – долго не веришь. А когда всё же перестаешь играть в Фому, задаешь логичный вопрос: кто же это сделал? Тут-то в вашу жизнь и врываются истории, которые тоже можно вышить бисером – в книге самых невероятных женских судеб.


Валентина.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.


Валентина Гулиева.


Жила, как все. Бедно. Советский и перестроечный Узбекистан не давал надежды на обеспеченную жизнь, если твоя профессия – медработник. Чтобы поднимать детей и не думать о голоде, приходилось шить на заказ. Женское дело. Обычное для тех лет. И все шло своим чередом, пока не получила Валентина Гулиева в начале 1990-х страшное письмо. Красивый почерк предупреждал: на носу конец света, хотите спастись – приходите в нашу церковь. Сегодня она уже и не помнит, почему, будучи атеисткой и подписчицей журнала «Наука и религия», решила проверить информацию в ближайшем храме у местного священника. Тот, конечно, объяснил ей сразу: никто, кроме Отца Небесного, о последнем часе не знает, и вообще нечего на секты время тратить. Голос у батюшки был громкий, внушающий доверие, да и сам он выглядел человеком образованным – это женщине понравилось. Она стала заходить в храм часто, спорить, слушать, снова спорить…

Однажды Валентина Гулиева сшила скатерть, до того красивую, что пожалела продать. Отнесла на приход. Дело было на Пасху, и вот приходит на праздничную службу, глядь – а ее рукоделие из-под Плащаницы выглядывает.

– А я тогда даже толком не знала, что такое Плащаница. Но смотрю на нее – и слезы текут. Ко мне просфорница подходит, на скатерть кивает: «Валентина, это ты делала?» «Я», – отвечаю. – «Знаешь, когда умрешь, в Царстве Небесном увидишь свою работу». У меня волосы дыбом встали. И всё.

Валентина рассказывает, и кажется, что для нее та Пасха – одно из самых важных событий. По крайней мере она так произносит это «и всё», будто уже увидела свои работы где-то не здесь.

– С тех пор я больше не шила на заказ.

Ирина.


НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.



Ирина Коншина.


Припеваючи жила. Была всемирно известной певицей. Театры со всего света приглашали ее в свои спектакли. В родной Америке она делила первые полосы газет с президентами. Но вот однажды Эмма Мэршон (так ее звали в девичестве) познакомилась с русским помещиком и оперным певцом Николаем Коншиным. Два таланта, две звезды – одна любовь. Их обвенчали по Флоренции, в США в честь этого впервые задвинули президента на вторую полосу, на первой художник нарисовал подвенечное платье.
Казалось, им бы теперь блистать в высших европейских обществах. Но как-то Николай опоздал на концерт к английской королеве, и это самое общество его не поняло. Контракты были тотчас же разорваны, и даже в родной Москве Коншина освистали – вместе с его знаменитой красавицей Эммой.

Допелись – поняли они и поехали в поместье Коншина в Ахлебинино. Место, которое перевернет жизнь Эммы с ног на голову. Было это в конце XIX века.

Валентина.

Годы шли, вера крепла. В ее родном Самарканде в 1990-е действовало всего несколько православных храмов. И все их она обшила – от облачений священнослужителей до салфеток. А самое главное – в каждом вышитые ею иконы. Валентина до сих пор удивляется: как они у нее получались, ведь тогда она даже техникой не владела. Мастерицей знатной Гулиева стала только в Шамордино. Приехала и за опытом, и за мудростью к матушке Евфимии. Слава о ней как о поцелованной Богом вышивальщице до самого Узбекистана гремела.
Но не сразу пустили сестры Валентину к матушке. Та очень болела, и опытом делиться сил уж не было. Хорошо, хоть Гулиева догадалась фотографии своих работ захватить – они стали пропуском к знаменитой рукодельнице.

Евфимия оказалась строгой: «Мясо ела? Тогда к Плащанице не подходи. Что у тебя там? Язва? У меня 15 лет язва – ничего страшного, потерпишь». Но технику свою наставница передала. Два раза Валентина приезжала в Шамордино, жила неделями.

Так вчерашняя медработница стала профессиональной вышивальщицей икон и облачения. И вскоре нить ее судьбы пошла на новый виток.

Ирина.

Вчерашняя певица в поместье мужа из себя барыню строить не стала. Засучила рукава и давай крестьян удивлять. Если до этого они от скуки спивались, то теперь времени даже вздохнуть не было. Американка помогала мужу с делами на конном и кирпичном заводах, открыла библиотеку, общество трезвости и организовала кустарный промысел народных вышивок. 700 женщин из 69 сел по рисункам самой Коншиной создавали настоящие шедевры: от Парижа до Нью-Йорка получить их считалось большой удачей.


Мало кто знал, что к такой бурной деятельности барыню подвигло горе – умер первенец. Спасаясь от депрессии, протестантка Эмма заглянула в храм и стала православной Ириной. Новую веру она поняла правильно: только труд и смирение помогут обрести настоящую радость.

В постах и молитвах она проводит месяцы. Объезжает монастыри, помогает великой княгине Елизавете Федоровне строить храмы, организовывает церковные праздники, обучает крестьян и дворян из соседних усадеб богословию. И кажется, ничто теперь не может помешать ее радости. Но очередная беда была не за горами.

Валентина.

Шьет облачения, вышивает иконы… Весь Самарканд ее уже знает как большого мастера. На местных знаменитых базарах специально для нее оставляют самый красивый бисер, всегда докладывают больше, чем она купила, а иногда и просто дарят целые мешки: ради Бога – пусть даже христианского – местные торговцы не скупятся. Но вот дочь Валентины стала звать ее в Россию, в неизвестное до этого село Ахлебинино, где-то под Калугой.

– Приезжай, мама, а то умрешь – кто тебя похоронит там?

– Я, дочка, три храма обшила, везде мои иконы – похоронят уж.

Этот диалог продолжался несколько месяцев, пока дочь не нашла нужного аргумента.

– У нас тут храм строить хотят, на месте старого. Того самого, который Коншина восстанавливала – основательница вышивального промысла!

– И я поехала, – рассказывает Валентина, стоя в небольшом храме напротив вышитого ее руками иконостаса. – Провожали меня всем Самаркандом, надарили целый сундук бисера! Вот он, – и она обводит руками иконы.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.



Икона работы Валентины Гулиевой.


– Про каждую могу целую историю рассказать. Некоторые я из Самарканда привезла. Прежде

всего взяла с собой образ Спаса в терновом венце. Обратите внимание: настоящий терн! Мы с этой иконой в 2008 году первый крестный ход в Ахлебинино совершали. И получилось так, что с того времени по сегодняшнее у нас идет восхождение на Голгофу, потому что восстанавливать весь промысел и строить храм очень тяжело. Одних судов пять прошло, чтоб землю храмовую вернули приходу, а сколько было недопонимания со стороны людей! В России я в первый раз столкнулась с неуважением и к старшим, и к вере, – здесь Валентина делает паузу, как бы раздумывая: говорить все как есть или не стоит. – Я даже хотела обратно уехать. Так тяжело было.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.


Успенский храм в Ахлебинино.


Ирина.

Ее нить истончилась до волоска, когда мужа нашли с пулей в голове в собственном кабинете. До сих пор историки гадают, самоубийство это было или предреволюционные брожения – на дворе стоял 1915 год.

В память о муже Ирина восстановила Успенский храм в Ахлебинино, стоявший разрушенным не один век. Церковь украсили крестьянскими вышивками, кружевами, полотенцами, коврами… Многие оклады и облачения Коншина вышила лично.

А потом Ирина вышла замуж за выпускника духовной академии, который приехал в Ахлебинино учить ее детей и петь псаломщиком в церкви. Он был моложе ее на 20 лет.

Крестьяне, любившую Коншину, осуждать не стали. Да и как осуждать: «Такой барыни на свете не сыщешь! Больно набожная была!» Эти же крестьяне после большевистской революции выгнали Ирину с семьей из дома и порушили Успенскую церковь.

Красная нить с белой распуталась тогда навсегда.
Святой Преподобный Гавриил Самтаврийский.
Канонизирован ростовский священник Константин Верецкий.
Канонизирован ростовский священник Константин Верецкий.


Ростовского священника Константина Верецкого канонизировали. Это решение было принято на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви в Минске под председательством Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Иерея Константина Верецкого включили в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Днём его памяти стало 10 (23 по новому стилю) февраля - день его мученической кончины.

Иерей Константин Верецкий стал первым ростовчанином, которого канонизировали для общецерковного почитания всей Русской Православной Церковью. Он служил во Всехсвятском храме Ростова-на-Дону с 1913 по 1918 годы и был расстрелян 23 февраля 1918 года.
С Днём рождения, дорогой отец Гавриил!
Достигнуть Божьего просветления дано только избранным. Тот, кто взыскует Бога всем сердцем, удостоится Божественного света. Таким избранным был великий подвижник XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе). Освященный благодатью Святого Духа, Христа ради юродивый, старец с необыкновенной прозорливостью мог охватить взглядом мир, проникая сквозь время и пространство. Вся его жизнь была пронизана бесконечной любовью к Богу и ближнему. С поразительной точностью отец Гавриил читал мысли человека и безошибочно, в деталях рассказывал о прожитой им жизни. Если приключалась беда, и кто-то взывал к нему, он чудесным образом являлся страждущему и спасал его от беды. Юродивый старец видимо или незримо и сегодня помогает нуждающимся, приходит ко всем взывающим к нему, ободряя людей и вселяя надежду. Он был воплощением божественной любви на земле, поэтому приезжают к его святым мощам люди из разных стран, унося с собой великую благодать и утешение. Придут к старцу Гавриилу люди и в день его рождения – 26 августа. Придут помолиться, поблагодарить за помощь… И конечно, припомнят наполненные благодатью и мудростью моменты из жизни одного простого монаха, который стал великим заступником для верующих в столь многомятежные времена.

Константин Церцвадзе.
«ВЫ МНЕ УЖЕ ПОМОГЛИ…» Новые свидетельства о чудесах преподобного Гавриила (Ургебадзе).
Торнике Чикадзе.

В нашей непредсказуемой жизни часто происходят важные события, которые дарят нам радость, но с течением времени в какой-то мере они предаются забвению. Так было и со мной, если бы не вечер 13 июня 2018 года. В родной деревне старца Гавриила Какабети мы с друзьями сидели в виноградной беседке и вспоминали разные истории из жизни преподобного. В сердце играла такая радость, что мы все чувствовали: батюшка Гавриил с нами. Мой друг сказал, что нет, наверное, в Грузии верующего, который не ощущал бы помощь и поддержку от старца Гавриила. «Да», – произнес я непроизвольно и стал вспоминать и одновременно рассказывать историю, которая приключилась со мной несколько лет назад.


«ВЫ МНЕ УЖЕ ПОМОГЛИ…»  Новые свидетельства о чудесах преподобного Гавриила (Ургебадзе).


Святой Преподобный Гавриил (Ургебадзе).


Стояла осень 2004 года. Осень – праздник в Грузии и тем более в Кахетии, в колыбели лозы и вина. В деревне всегда много дел, и я старался помочь своему отцу, который радовался моему трудолюбию и заинтересованностью в виноделии. Мне тогда было 11 лет. Это были годы, когда всем жилось трудно и все старались чем-нибудь помочь своей семье и близким. И я старался: работал в виноградниках и в разных делах помогал людям. Той осенью я разгружал арбузы. В какой-то момент человек, который подавал нам арбузы из кузова грузовика, неудачно бросил вниз большой арбуз. Я его поймал, но секунды через три скорчился от боли. Боясь, что мои будут нервничать и отвезут меня в больницу, я скрыл от семьи происшедшее, но спустя несколько дней мои родители узнали обо всем. Как я помню, врачи обследовали меня, сказали, что у меня опущение почки, назначили лечение и отпустили домой. Проходили дни, но боль не отступала. В какой-то момент у икон я заметил бутылочку со святым маслом с могилы старца Гавриила и вспомнил, как мне на экскурсии рассказывали, что это масло творит чудеса, потому что оно с могилы святого человека по имени Гавриил. Потом, как я помню, нам показали могилу и фотографию того святого человека, о котором шла речь. Помню, я несколько минут смотрел на фотографию батюшки Гавриила и хотел его обнять. Вот и решил нанести масло на больное место. Это было вечером. Помню, я сразу лег спать. На следующее утро я не чувствовал никакой боли, но и по своей глупости даже не подумал, почему почки перестали болеть.

Я только раз нанес масло с могилы старца на больное место. И оказалось, что никакого опущения почки у меня больше нет!

Целый день я бегал, играл, а вечером опять подошел к иконам и взял масло с могилы старца Гавриила. Я хотел нанести масло на уже не болевшие почки, как вдруг произнес: «Нет, отец Габриэль, не буду вас больше беспокоить, вы мне уже помогли». И тут я остолбенел, осознав, почему у меня почки перестали болеть.

Оказывается, я так громко произнес эту фразу, что мои родители всё услышали и зашли в комнату. Они без слов поняли, в чем было дело, и мы вместе стали благодарить Бога и батюшку Гавриила за помощь.

На следующий день меня отвезли в больницу на обследование. Никакого опущения почек! Врачи удивлялись, а на наши глаза навернулись слезы радости от благоговения перед великим старцем.

Прошло время, и я оказался тесно связан с монастырем Самтавро и преподобным Гавриилом. Огромное счастье для меня принимать участие в создании фильма о старце. С того момента, как я начал ходить на съемки в монастырь Самтавро, я стал свидетелем не одного чуда, сотворенного преподобным батюшкой.
ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР УСПЕНСКИЙ: СУДЬБА ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА.
Мария Минаева.


Совсем недавно в нашей стране был учреждён официальный День памяти воинов, погибших на фронтах Первой мировой войны. Совсем недавно из семейных архивов начали всплывать полузабытые воспоминания, поблёкшие фотографии, имена. Эти чудом сохранившиеся (как старательно пытался забыть о них век ХХI) свидетельства открывают ту войну с особой стороны. Эти судьбы, прихотливые ниточки, тянутся и к нам, в наше время, и мы вспоминаем то, чего и не знали, и холодок бежит по нашим спинам – от совпадений.
Вот так и здесь – нашли молодые историки, члены Вологодского военно-исторического общества, некролог в одной из местных газет вековой давности. Некролог посвящён был полковому священнику 198-го пехотного Александро-Невского полка, погибшему 21 июля 1916 года на поле брани. Были найдены некоторые сведения о том, где служил батюшка, его заметки, напечатанные в «Вестнике военного духовенства» ‒ живые, интересные, написанные легко и талантливо. Правда, никак не получалось отыскать фотографии…

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР УСПЕНСКИЙ: СУДЬБА ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА.


Протоиерей Александр Успенский. Полковой священник.


Снимок обнаружился случайно, в журнале «Искра» за 1917 год. Долго не верилось, глядя на пожелтевшее размытое фото, на спокойное умное лицо молодого священника. Но это действительно оказался отец Александр – его героическая кончина многих людей столетие назад не оставила равнодушными.

А вот потомков на Вологодчине не осталось. Не было даже следа кого-то из детей и внуков священника, да и надежда найти их таяла – сколько лет прошло.

Но потомки нашлись – под Луганском. Они сами вышли на Вологодское военно-историческое общество, сами предложили прислать сведения, фотографии. Так, одному Богу ведомыми путями, сложилась достаточно полная картина служения и гибели протоиерея Александра Успенского – смелого и честного военного пастыря, талантливого публициста. О нём мы хотим вам рассказать.

Начало служения.

Александр Яковлевич Успенский родился около 1876 года в потомственной священнической семье в Костромской губернии. Он пошёл по стопам своих предков: закончил Костромскую духовную семинарию в 1897-м году, был рукоположен в сан иерея и более 7 лет прослужил в селе Макатово Юрьевецкого уезда Костромской губернии.

В 1904-м году началась Русско-Японская война, и молодой пастырь написал прошение о переводе в действующую армию. Так он стал военным священником – любовь к Отечеству и народу подвигла его навсегда променять мирный сельский приход на полную опасностей и неустроенности походную жизнь.

На фронтах Русско-Японской.

Отец Александр получает назначение на должность полкового священника в 1-ый Уманский бригадира Головатого полк Кубанского казачьего войска. В 1904-м году ареной борьбы между Российской Империей и Японией была Манчжурия, и молодой священник попал в самую гущу военных действий. Он находился в составе одного из самых боеспособных подразделений – отряда под командованием генерал-адъютанта П.И. Мищенко. Отец Александр принимал участие в разведке боем, в рейдах в тыл противника, в штурме укреплённых позиций, в знаменитом «набеге на Инкоу».

Молодой пастырь никогда, даже в самые горячие и опасные моменты боёв, не уклонялся от своих обязанностей. Он поддерживал молитвой раненых и напутствовал умирающих воинов. Оказывал бойцам отец Александр и самую практическую помощь: он освоил азы фельдшерского дела, перевязывал раны. По словам очевидцев, в этом искусстве он превзошёл и некоторых санитаров.


ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР УСПЕНСКИЙ: СУДЬБА ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА.



Матушка Екатерина Николаевна Успенская.


Чуткий душой и милостивый сердцем молодой священник постоянно заботился о простых неграмотных солдатах: он помогал им писать письма родным, отправлять скудные средства семьям, ходатайствовал перед начальством о нуждах воинов. За свои заслуги отец Александр был награждён золотой медалью на Георгиевской ленте, орденами святой Анны 2-ой и 3-ей степеней с мечами.

Свои впечатления и наблюдения он описал в заметках, которые опубликовал журнал «Вестник военного духовенства».

В короткие мирные годы.

После окончания Русско-Японской войны отец Александр продолжал окормлять воинов – с 1906 по 1910 годы в составе 216-го Инсарского пехотного резервного полка, потом – в 198-м пехотном Александро-Невском полку.
11 августа 1910 года священник вместе со своим подразделением прибывает в Вологду. Полковым становится приписной к кафедральному собору храм святого благоверного князя Александра Невского, а отец Александр назначается его настоятелем.

ПРОТОИЕРЕЙ АЛЕКСАНДР УСПЕНСКИЙ: СУДЬБА ВОЕННОГО СВЯЩЕННИКА.


Дети семьи Успенских.



Специфика служения в военной среде требовала особых навыков и способностей. Исповедь и беседы с простыми солдатами, деликатное общение с офицерским составом полка – всё это удавалось отцу Александру в полной мере: его искренне любили и уважали. Даже местное духовенство, несмотря на ведомственную разницу, с удовольствием общалось с пастырем.

Служение в годы Первой мировой войны.

Когда началась Первая мировая война, отец Александр в составе своего полка отправляется в Красное Село. Там некоторое время он является настоятелем Никольской церкви Авангардного военного лагеря, активно занимается общественной деятельностью – собирает посылки с подарками, помогает солдатам писать письма.

Однако священник рвётся на фронт: вскоре он добивается отправки к полку и разделяет с ним военные тяготы. «Ты живёшь, ты дышишь, и благодари Бога об этом. Смотря, ты видишь солнце, ты слышишь людской разговор. А ведь могло быть, что ты не слышал и не видел. Разве нет счастья, что у тебя есть органы чувств, что ты – живое существо», ‒ пишет он в заметке, отправленной в газету «Вологодский листок» в 1916-м году.
«ОТВАЖИЛСЯ СЛУЖИТЬ ПАНИХИДУ ПО ЦАРЕ НИКОЛАЕ». О судьбе священномученика Неофита Любимова.
В ночь с 16 на 17 июля 1918 года в Екатеринбурге были жестоко убиты последний российский Император Николай II, его жена Александра Федоровна, цесаревич Алексий, великие княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия и их верные слуги.

19 июля газета «Известия» передала «сообщение от Областного Уральского Совета о расстреле бывшего царя Николая Романова».

«ОТВАЖИЛСЯ СЛУЖИТЬ ПАНИХИДУ ПО ЦАРЕ НИКОЛАЕ». О судьбе священномученика Неофита Любимова.

Священномученик Неофит Любимов.


В тот же день члены Поместного Собора во главе со Святейшим Патриархом Тихоном отслужили панихиду по убиенному Государю. Также Собором было сделано официальное распоряжение отслужить во всех церквях России панихиды с поминовением по формуле: «[об упокоении]… бывшего Императора Николая II».

Одна из таких панихид была отслужена бывшим настоятелем (в 1903–1914 гг.) храма Воскресения Словущего на Ваганьковском кладбище, известным в Москве миссионером и издателем протоиереем Неофитом Любимовым, в то время уже пребывавшим на покое. 21 июля 1918 года по просьбе хорошо знавшего его бывшего обер-прокурора Святейшего Синода Александра Дмитриевича Самарина отец Неофит отслужил панихиду о «убиенном новопреставленном бывшем царе Николае» в храме святителя Спиридона на Козьем болоте (на ул. Спиридоньевка) в Москве, настоятелем которого он был после 1914 года. В тот же вечер он был арестован.

«ОТВАЖИЛСЯ СЛУЖИТЬ ПАНИХИДУ ПО ЦАРЕ НИКОЛАЕ». О судьбе священномученика Неофита Любимова.


Семья на прогулке на Страстном бульваре в мае 1914 года: сщмч. Неофит Любимов и его супруга матушка Мария (у нее на руках внук Константин) сидят в центре, мч. Николай Варжанский стоит, рядом с ним (первая слева) – его супруга Зинаида Неофитовна.


Протоиерей Неофит был обвинен в «агитации против советской власти», в том, что «служил панихиду по “помазаннике Божием” Николае Романове». 28 июля «Известия» уделили внимание этому событию: «В.Ч.К. по борьбе с контрреволюцией и спекуляцией арестовала протоиерея Любимова, настоятеля Спиридоньевской церкви… Названный протоиерей “отважился” в центре рабоче-крестьянского правительства на служение торжественной заупокойной панихиды по бывшем царе Николае Романове… При обыске на квартире Любимова обнаружено много документов, свидетельствующих о его контрреволюционной деятельности».

17 сентября 1918 года президиум коллегии Отдела по борьбе с контрреволюцией из трех человек приговорил протоиерея Неофита к расстрелу. В тот же день 72-летний священник был расстрелян и погребен за оградой Калитниковского кладбища.

Через два дня, 19 сентября, там же был расстрелян его зять – московский епархиальный миссионер Николай Варжанский, арестованный по делу протоиерея Иоанна Восторгова (память сщмч. Иоанна Восторгова и мч. Николая Варжанского празднуется в один день – 23 августа / 5 сентября). Миссионерские и противосектантские труды мученика Николая были широко известны не только в Москве. В первопрестольном граде он особое внимание уделял просвещению рабочих, борьбе с недугом пьянства. Для этого им было организовано Варнавинское общество трезвости, филиал которого находился в Высоко-Петровском монастыре, недалеко от которого, во 2-м Колобовском переулке, д. 6 кв. 3, проживала семья.

Священномученик Неофит Любимов ходатайствовал об освобождении своего зятя, обращаясь с письмом к Ленину, отца и сестру которого хорошо знал еще по Симбирску, где в 1872–1885 годах преподавал в Симбирском епархиальном женском училище, а с 1885 года стал священником, продолжая преподавать, в том числе в Симбирской духовной семинарии, вплоть до 1902 года.

«Родитель Ваш, – писал отец Неофит в июне 1918 года Ленину, – мне хорошо известен и знаком, я с ним весьма нередко встречался в частных домах и на собраниях, где обсуждались дела педагогические. Скончался он при мне, я был молитвенником его тогда, да и теперь молюсь за него <…> Невзгоды были в семье Вашего дорогого родителя, они касались и Вас, и Вы были дороги для своих родителей. Тяжело и мне переносить невзгоду моей дочери и своего сына (зятя). <…> Покорнейше прошу принять участие в моем горе: благоволите отпустить моего зятя от всяких преследований и от тюрьмы или же отдать его мне на поруки. <…> Он проповедник Слова Божия – миссионер, и только…».

«ОТВАЖИЛСЯ СЛУЖИТЬ ПАНИХИДУ ПО ЦАРЕ НИКОЛАЕ». О судьбе священномученика Неофита Любимова.

Священномученик Неофит Любимов.

Однако это письмо осталось без ответа и лишь привлекло внимание ВЧК к самому отцу Неофиту. Панихида по убиенному Царю Николаю II, совершенная в центре Москвы при большом стечении народа, не осталась незамеченной.
Тот, кто «отважился» молиться о упокоении Государя, вскоре предстоял вместе с ним пред Царем Царствующих.

Святые Царственные страстотерпцы и все святые новомученики и исповедники Церкви Русской, молите Бога о нас!

Елена Балашова.
Фотографии Царской семьи.
«Эмалевый крестик в петлице
И серой тужурки сукно...
Какие печальные лица,
И как это было давно.

Какие прекрасные лица,
И как безнадежно бледны —
Наследник, Императрица,
Четыре Великих Княжны...»

Георгий Иванов, 1949 г.

В 100-летнюю годовщину убийства святых Императора Николая, Императрицы Александры, Цесаревича Алексия и Великих княжон Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии мы представляем редкие фотографии Царской Семьи 1907–1915 гг. из 6 семейных альбомов, вывезенных фрейлиной Императрицы Анной Вырубовой за границу. В 1937 г. эти альбомы были проданы студенту Йельского университета Роберту Брюстеру, который подарил их родному университету в 1951 г. С тех пор они хранятся в Йельской «Библиотеке редких книг и манускриптов».


Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.



Фотографии Царской семьи.


Спойлер
К столетию трагической гибели Царской семьи.
К столетию трагической гибели Царской семьи.


Пошли нам, Господи, терпенье,
В годину бурных, мрачных дней
Сносить народное гоненье
И пытки наших палачей.
Дай крепость нам, о Боже правый,
Злодейство ближнего прощать
И Крест тяжелый и кровавый
С Твоею кротостью встречать.
И в дни мятежного волненья,
Когда ограбят нас враги,
Терпеть позор и оскорбленье,
Христос Спаситель, помоги!
Владыка мира, Бог Вселенной,
Благослови молитвой нас...
И дай покой душе смиренной
В невыносимый страшный час.
И у преддверия могилы,
Вдохни в уста Твоих рабов
Нечеловеческие силы -
Молиться кротко за врагов...

Офицер Сергей Бехтеев.
Священномученик Михаил Чельцов (27 мая 1870 – 7 января 1931).
Священномученик Михаил Чельцов	(27 мая 1870 – 7 января 1931).



Михаил Павлович Чельцов в начале XX века.


Михаил Павлович Чельцов родился 27 мая 1870 года в селе Кикино Ряжского уезда Рязанской губернии, в семье священника Знаменской церкви Павла Михайловича Чельцова и Агриппины Сергеевны (в девичестве Полянская). Она была внучатой племянницей Преосвященного Иннокентия (Ивана Полянского), Епископа Воронежского.

Отрок Михаил среди сверстников выделялся глубокомыслием и серьезным отношением к учебе. На развитие способностей и формирование волевого характера юноши большое влияние оказал дядя, Стахий Сергеевич Полянский, известный в Рязанской губернии священник и духовный писатель.

По окончании Рязанской Духовной семинарии в 1890 году, Михаил Чельцов поступил на историческое отделение Казанской Духовной Академии, которая отличалась миссионерской направленностью, имевшей целью обращение в православие раскольников и иноверцев (татар, чувашей, черемисов…). Миссионерское отделение академии приобщало к этой деятельности студентов, среди которых был и Михаил Чельцов.

Священномученик Михаил Чельцов	(27 мая 1870 – 7 января 1931).



Приезд о. Павла Михайловича в С.- Петербург в 1912 году.Сидят (слева направо): Таня Вишневская; Аня, Вася, о. Павел, Александра Чельцовы; Зина Вишневская. Стоят: Павел, матушка Анна Федоровна, о. Михаил с Марией Чельцовой на руках.


Окончив академию (1894) со степенью кандидата богословия, он преподавал в Калужской семинарии обличительное богословие (история и обличение русского раскола, сектантства и западных исповеданий). Он вступил в Калужское церковное Братство во имя св. апостола Иоанна Богослова и вскоре стал делопроизводителем его Совета. Активно проповедовал православную веру, умело вёл беседы с раскольниками, сектантами и старообрядцами, обращая их к Православной Церкви. За четыре года преподавательской и миссионерской деятельности в Калуге Михаил Павлович опубликовал большое количество статей в епархиальной периодической печати. В 1897 году он участвовал в 3-м Всероссийском миссионерском съезде в Казани.

Осенью 1898 года Михаил Павлович Чельцов был приглашен из Калуги в Петербург и назначен на должность епархиального миссионера по борьбе с расколом и сектами. В мае 1900 года награжден орденом Святого Станислава 3-й ст.; с сентября 1901 – причислен к канцелярии Обер-прокурора Синода; с января 1902 года числился в чине коллежского асессора, а в июле того же года произведен в надворные советники.

18 ноября 1899 года в Казанской Духовной Академии состоялась защита его магистерской диссертации по теме «Церковь Королевства Сербского со времен приобретения ею автокефальности (1879-1896)». Сочинение вышло отдельной книгой, которая не потеряла научной ценности до сих пор.

Священномученик Михаил Чельцов	(27 мая 1870 – 7 января 1931).



Михаил Павлович Чельцов (27 мая 1870 – 7 января 1931).

Спойлер
Страницы: 1 2 3 > >>

Новости клубов