ФЕНИКС   На связи с единомышленниками           

 Поддержка проекта 

Авторизуйтесь с помощью соцсетей и служб

+16051 RSS-лента RSS-лента

Блог клуба - Христианское искусство

Администратор блога: Демид
ПРОТОИЕРЕЙ ПЕТР БАХТИН, ЕГО ВОЕННЫЕ ОРДЕНА, ДВЕ ПОХОРОНКИ И ПЯТЬ ЛЕТ ЛАГЕРЕЙ. Из цикла «По Руси». Автор протоиерей Павел Недосекин.
ПРОТОИЕРЕЙ ПЕТР БАХТИН, ЕГО ВОЕННЫЕ ОРДЕНА, ДВЕ ПОХОРОНКИ И ПЯТЬ ЛЕТ ЛАГЕРЕЙ.  Из цикла «По Руси».  Автор протоиерей Павел Недосекин.


Протоиерей Пётр Бахтин.


Отец Петр был из семьи репрессированных. Семья проживала в Орловской области, недалеко от города Ливны. Сначала забрали отца, и тот пропал. Потом мать Татьяну с детьми отправили в Казахстан как семью «врага народа». Стал Петр жить в Караганде. Мать всё время молилась. Сам Петр потом всю жизнь вспоминал: «Кабы не моя мама-молитвенница, где бы я теперь был?»

В общем, рос, как все в социалистическом обществе. В церковь не загонишь, молиться не заставишь. Был у Петра друг, сверстник, из такой же «благополучной семьи», сын расстрелянного врага. Жили дружно, окончили школу, пошли на работу. На заводе стали им предлагать вступить в партию. Мать отговаривала, но Петр стоял на своем. Тогда она уговорила Петрушу перед тем, как идти заявление подавать, съездить всё же к старцу Севастиану. Кто в те годы жил, знает, что это был за старец. Многие о нем слышали, великий был человек.

Петр, в свою очередь, объяснил другу, что, мол, вот, мать настаивает сначала к Севастиану съездить, у него спросить. Поехали друзья вместе, за компанию. Друг, по словам отца Петра, был верующий, молитвы знал, «а я так себе, всё больше, чтобы только уступить матери».

Отец Севастиан принял обоих сразу. Выслушал и сказал: «Ты, Петр, в партию не ходи, другой у тебя путь. Ну а друга твоего всё равно не удержишь». Так оно и случилось: вступил друг в партию, Петр же всё тянул да тянул.

А тут война. Забрали Петра на фронт. Перед уходом в военкомат мать сказала ему: «Вот тебе от меня нательный крестик, никогда его не снимай, и Бог тебя будет хранить». «Ладно, – подумал юноша, – в этом послушаю маму, Бог с ней».

«Кем я тогда был?! – вспоминал отец Петр. – Парень крепкий, рослый, почти два метра, грива на голове густая, так что расчесать нельзя. Посмотрели на меня в приёмной комиссии и послали учиться. Подполковник, который принимал новобранцев, при этом заметил: “Ну, Бахтин, хотя у тебя анкета и не очень хорошая, но тебе Родина доверяет показать свою преданность личным примером. Ты парень крепкий, берем тебя в артиллерию”».

По словам отца Петра, его учебка была весьма краткой. Рассказали, что артиллерия – это бог войны, показали, как пушку к грузовику прицеплять, как ящики со снарядами разгружать да подносить, куда запальный стержень ставить, как клиновой затвор устроен, как гашетку использовать, так «что-то недели две или три учили и отправили на фронт».

«Там я сразу в Бога поверил. Да и вообще, неверующих на фронте не было. Оно, конечно, батарея всегда стоит не на передовой. Часто врага не видишь. Но как немец полетит бомбить, так это по нашу душу. Тут в душе все молятся».

«Это сейчас все герои, – говорил отец Петр мне, подростку, уже в семидесятые годы. – Я всё у уполномоченного по делам религии хочу спросить: “А ты, брат, смерть-то видал? А то Церковь гонишь – герой, а душонка – в грош. Сожми в ладони – один ливер”. А на нас, попов, теперь всякий покрикивает».


ПРОТОИЕРЕЙ ПЕТР БАХТИН, ЕГО ВОЕННЫЕ ОРДЕНА, ДВЕ ПОХОРОНКИ И ПЯТЬ ЛЕТ ЛАГЕРЕЙ.  Из цикла «По Руси».  Автор протоиерей Павел Недосекин.


Форсирование Днепра.

Спойлер
ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНДОНЕЗИЕЦ СЕРГИЙ: «БЕЗ ХРАМА МОЯ ДУША СТАНОВИТСЯ СУХОЙ».
Наш герой – удивительный молодой человек. Он родился и вырос в Индонезии, из протестантской конфессии через непростые духовные поиски в совсем юном возрасте он пришел к Православию и даже получил благословение нести послушание чтеца в домовом храме в индонезийском городе Сурабая, где собирается небольшая община. После по совету священника он принял решение выучиться на врача в России. Ныне стал алтарником в Старо-Покровском храме Ростова-на-Дону.

Его рассказ – о духовных поисках, непростой православной миссии в далекой тропической стране, о чудесных встречах и приключениях 18-летнего индонезийца в России, чья искренняя вера удивляет даже православных «со стажем».


Меня зовут Гералдио Лау Гефалдо. В крещении мое имя – Сергий. Мне 18 лет. Я индонезиец и родился в Индонезии, но у меня есть китайские предки: мои прадеды – эмигранты.


ПРАВОСЛАВНЫЙ ИНДОНЕЗИЕЦ СЕРГИЙ: «БЕЗ ХРАМА МОЯ ДУША СТАНОВИТСЯ СУХОЙ».


Гералдио Лау Гефалдо. В крещении – Сергий.
Спойлер
ВИКА С БЕЗЫМЯНКИ. Протоиерей Николай Агафонов.
ВИКА С БЕЗЫМЯНКИ. Протоиерей Николай Агафонов.


Эта история, изложенная протоиереем Николаем Агафоновым, опубликована в сборнике пасхальных рассказов «Тайна Воскресения», который выпустило издательство Псковско-Печерского монастыря «Вольный странник».


Выйдя из дверей барака, Вика, опасливо оглянувшись по сторонам и убедившись, что во дворе никого нет, облегченно вздохнула. «Может, мне пойти на свою остановку, а не шлепать вкруголя?» – подумала она.

– Это ты куда в такую рань собралась? – услышала Вика голос соседки Екатерины Матвеевны, и сердце ее затрепетало, как у пойманного кошкой воробышка.
Спойлер
СУЩИЕ ВО ГРОБЕХ. Рассказ.
СУЩИЕ ВО ГРОБЕХ. Рассказ.


Когда почти оттаявшую землю подвяливает весеннее солнышко, она начинает пахнуть чем-то таким щемящим, свежим-свежим, отроду знакомым; жаль вот, слова такого мне сейчас не подобрать. Это длится всего-то один-два дня, не больше. Травка ещё не высунулась, в оврагах по-над дорогой долёживает своё последний грязный снег...

Однажды в такую пору я проезжал городок, где четверть века тому назад начиналось моё церковное служение. На окраине городка остановился у старого кладбища, заглушил мотор. Ну и красотища! Кругом голубеют пролески, тетенькают синицы – и ни тебе машин, ни тебе криков, никакой вообще политики. Куда не кинь, куда не глянь – лишь влажные серенькие берёзы, прошлогодняя листва и кресты, кресты, кресты...

В здешнем храме, куда я, конечно же, предварительно заглянул, мне рассказали, что могилы наших тогдашних алтарников найти на этом кладбище будет совсем несложно: «Вот, пройдёшь главными воротами, и ступай себе всё время по центральной аллее. Как упрёшься в лес, так и увидишь – справа. Сразу узнаешь. Они там оба, рядом, как всегда».
Спойлер
КАРИНА. История, основанная на реальных событиях.
КАРИНА. История, основанная на реальных событиях.



– Смотрите, Карина идет, – произнес один из священнослужителей, и все разбежались, чтобы не пересекаться с ней.

Карину знали все: это была женщина лет 50, которая после семейной трагедии, как говорили жители одного грузинского городка, «ополоумела». Она кричала на всех, кто ей не нравился, приходила в церковь и могла помешать богослужению: то читала стихи, то вслух рассказывала сказки. Могла пуститься в пляс, а потом начать плакать, не замечая никого вокруг. Спокойной ее никто не помнил. Дружил с ней один только монах, который то гулял вместе с ней, то подпевал ей, то часами сидел на скамье рядом и беседовал с ней.

– Ты что-нибудь ела сегодня, Кариночка?!

– Нет! Ты же знаешь, я давно уже не готовлю! А кто мне будет готовить?! Меня никто не любит!
Спойлер
НИТОЧКА ВЕРЫ. Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.
Максим Васюнов.


Бисеринка за бисеринкой – пока не собралась длинная сверкающая нить из маленьких шариков. Затем другая, третья… Из этих нитей потом выкладываются не только узоры, а шьются целые иконы. Облачения, фон, нимбы… Всё, кроме лиц и ног. Так образы становятся воочию радостными и излучающими свет: бисеринки «горят» цветными каплями при любой погоде и любом освещении. Таких икон в Успенском храме села Ахлебинино, что под Калугой, – десятки. Даже иконостас здесь не написан, а вышит. Это невозможно представить. И даже когда видишь своими глазами – долго не веришь. А когда всё же перестаешь играть в Фому, задаешь логичный вопрос: кто же это сделал? Тут-то в вашу жизнь и врываются истории, которые тоже можно вышить бисером – в книге самых невероятных женских судеб.


Валентина.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.


Валентина Гулиева.


Жила, как все. Бедно. Советский и перестроечный Узбекистан не давал надежды на обеспеченную жизнь, если твоя профессия – медработник. Чтобы поднимать детей и не думать о голоде, приходилось шить на заказ. Женское дело. Обычное для тех лет. И все шло своим чередом, пока не получила Валентина Гулиева в начале 1990-х страшное письмо. Красивый почерк предупреждал: на носу конец света, хотите спастись – приходите в нашу церковь. Сегодня она уже и не помнит, почему, будучи атеисткой и подписчицей журнала «Наука и религия», решила проверить информацию в ближайшем храме у местного священника. Тот, конечно, объяснил ей сразу: никто, кроме Отца Небесного, о последнем часе не знает, и вообще нечего на секты время тратить. Голос у батюшки был громкий, внушающий доверие, да и сам он выглядел человеком образованным – это женщине понравилось. Она стала заходить в храм часто, спорить, слушать, снова спорить…

Однажды Валентина Гулиева сшила скатерть, до того красивую, что пожалела продать. Отнесла на приход. Дело было на Пасху, и вот приходит на праздничную службу, глядь – а ее рукоделие из-под Плащаницы выглядывает.

– А я тогда даже толком не знала, что такое Плащаница. Но смотрю на нее – и слезы текут. Ко мне просфорница подходит, на скатерть кивает: «Валентина, это ты делала?» «Я», – отвечаю. – «Знаешь, когда умрешь, в Царстве Небесном увидишь свою работу». У меня волосы дыбом встали. И всё.

Валентина рассказывает, и кажется, что для нее та Пасха – одно из самых важных событий. По крайней мере она так произносит это «и всё», будто уже увидела свои работы где-то не здесь.

– С тех пор я больше не шила на заказ.

Ирина.


НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.



Ирина Коншина.


Припеваючи жила. Была всемирно известной певицей. Театры со всего света приглашали ее в свои спектакли. В родной Америке она делила первые полосы газет с президентами. Но вот однажды Эмма Мэршон (так ее звали в девичестве) познакомилась с русским помещиком и оперным певцом Николаем Коншиным. Два таланта, две звезды – одна любовь. Их обвенчали по Флоренции, в США в честь этого впервые задвинули президента на вторую полосу, на первой художник нарисовал подвенечное платье.
Казалось, им бы теперь блистать в высших европейских обществах. Но как-то Николай опоздал на концерт к английской королеве, и это самое общество его не поняло. Контракты были тотчас же разорваны, и даже в родной Москве Коншина освистали – вместе с его знаменитой красавицей Эммой.

Допелись – поняли они и поехали в поместье Коншина в Ахлебинино. Место, которое перевернет жизнь Эммы с ног на голову. Было это в конце XIX века.

Валентина.

Годы шли, вера крепла. В ее родном Самарканде в 1990-е действовало всего несколько православных храмов. И все их она обшила – от облачений священнослужителей до салфеток. А самое главное – в каждом вышитые ею иконы. Валентина до сих пор удивляется: как они у нее получались, ведь тогда она даже техникой не владела. Мастерицей знатной Гулиева стала только в Шамордино. Приехала и за опытом, и за мудростью к матушке Евфимии. Слава о ней как о поцелованной Богом вышивальщице до самого Узбекистана гремела.
Но не сразу пустили сестры Валентину к матушке. Та очень болела, и опытом делиться сил уж не было. Хорошо, хоть Гулиева догадалась фотографии своих работ захватить – они стали пропуском к знаменитой рукодельнице.

Евфимия оказалась строгой: «Мясо ела? Тогда к Плащанице не подходи. Что у тебя там? Язва? У меня 15 лет язва – ничего страшного, потерпишь». Но технику свою наставница передала. Два раза Валентина приезжала в Шамордино, жила неделями.

Так вчерашняя медработница стала профессиональной вышивальщицей икон и облачения. И вскоре нить ее судьбы пошла на новый виток.

Ирина.

Вчерашняя певица в поместье мужа из себя барыню строить не стала. Засучила рукава и давай крестьян удивлять. Если до этого они от скуки спивались, то теперь времени даже вздохнуть не было. Американка помогала мужу с делами на конном и кирпичном заводах, открыла библиотеку, общество трезвости и организовала кустарный промысел народных вышивок. 700 женщин из 69 сел по рисункам самой Коншиной создавали настоящие шедевры: от Парижа до Нью-Йорка получить их считалось большой удачей.


Мало кто знал, что к такой бурной деятельности барыню подвигло горе – умер первенец. Спасаясь от депрессии, протестантка Эмма заглянула в храм и стала православной Ириной. Новую веру она поняла правильно: только труд и смирение помогут обрести настоящую радость.

В постах и молитвах она проводит месяцы. Объезжает монастыри, помогает великой княгине Елизавете Федоровне строить храмы, организовывает церковные праздники, обучает крестьян и дворян из соседних усадеб богословию. И кажется, ничто теперь не может помешать ее радости. Но очередная беда была не за горами.

Валентина.

Шьет облачения, вышивает иконы… Весь Самарканд ее уже знает как большого мастера. На местных знаменитых базарах специально для нее оставляют самый красивый бисер, всегда докладывают больше, чем она купила, а иногда и просто дарят целые мешки: ради Бога – пусть даже христианского – местные торговцы не скупятся. Но вот дочь Валентины стала звать ее в Россию, в неизвестное до этого село Ахлебинино, где-то под Калугой.

– Приезжай, мама, а то умрешь – кто тебя похоронит там?

– Я, дочка, три храма обшила, везде мои иконы – похоронят уж.

Этот диалог продолжался несколько месяцев, пока дочь не нашла нужного аргумента.

– У нас тут храм строить хотят, на месте старого. Того самого, который Коншина восстанавливала – основательница вышивального промысла!

– И я поехала, – рассказывает Валентина, стоя в небольшом храме напротив вышитого ее руками иконостаса. – Провожали меня всем Самаркандом, надарили целый сундук бисера! Вот он, – и она обводит руками иконы.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.



Икона работы Валентины Гулиевой.


– Про каждую могу целую историю рассказать. Некоторые я из Самарканда привезла. Прежде

всего взяла с собой образ Спаса в терновом венце. Обратите внимание: настоящий терн! Мы с этой иконой в 2008 году первый крестный ход в Ахлебинино совершали. И получилось так, что с того времени по сегодняшнее у нас идет восхождение на Голгофу, потому что восстанавливать весь промысел и строить храм очень тяжело. Одних судов пять прошло, чтоб землю храмовую вернули приходу, а сколько было недопонимания со стороны людей! В России я в первый раз столкнулась с неуважением и к старшим, и к вере, – здесь Валентина делает паузу, как бы раздумывая: говорить все как есть или не стоит. – Я даже хотела обратно уехать. Так тяжело было.

НИТОЧКА ВЕРЫ.  Как знаменитая американка и атеистка из Самарканда возрождали православный храм в Ахлебинино.


Успенский храм в Ахлебинино.


Ирина.

Ее нить истончилась до волоска, когда мужа нашли с пулей в голове в собственном кабинете. До сих пор историки гадают, самоубийство это было или предреволюционные брожения – на дворе стоял 1915 год.

В память о муже Ирина восстановила Успенский храм в Ахлебинино, стоявший разрушенным не один век. Церковь украсили крестьянскими вышивками, кружевами, полотенцами, коврами… Многие оклады и облачения Коншина вышила лично.

А потом Ирина вышла замуж за выпускника духовной академии, который приехал в Ахлебинино учить ее детей и петь псаломщиком в церкви. Он был моложе ее на 20 лет.

Крестьяне, любившую Коншину, осуждать не стали. Да и как осуждать: «Такой барыни на свете не сыщешь! Больно набожная была!» Эти же крестьяне после большевистской революции выгнали Ирину с семьей из дома и порушили Успенскую церковь.

Красная нить с белой распуталась тогда навсегда.
Святой Преподобный Гавриил Самтаврийский.
Канонизирован ростовский священник Константин Верецкий.
Канонизирован ростовский священник Константин Верецкий.


Ростовского священника Константина Верецкого канонизировали. Это решение было принято на заседании Священного Синода Русской Православной Церкви в Минске под председательством Патриарха Московского и всея Руси Кирилла.

Иерея Константина Верецкого включили в Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской. Днём его памяти стало 10 (23 по новому стилю) февраля - день его мученической кончины.

Иерей Константин Верецкий стал первым ростовчанином, которого канонизировали для общецерковного почитания всей Русской Православной Церковью. Он служил во Всехсвятском храме Ростова-на-Дону с 1913 по 1918 годы и был расстрелян 23 февраля 1918 года.
С Днём рождения, дорогой отец Гавриил!
Достигнуть Божьего просветления дано только избранным. Тот, кто взыскует Бога всем сердцем, удостоится Божественного света. Таким избранным был великий подвижник XX века архимандрит Гавриил (Ургебадзе). Освященный благодатью Святого Духа, Христа ради юродивый, старец с необыкновенной прозорливостью мог охватить взглядом мир, проникая сквозь время и пространство. Вся его жизнь была пронизана бесконечной любовью к Богу и ближнему. С поразительной точностью отец Гавриил читал мысли человека и безошибочно, в деталях рассказывал о прожитой им жизни. Если приключалась беда, и кто-то взывал к нему, он чудесным образом являлся страждущему и спасал его от беды. Юродивый старец видимо или незримо и сегодня помогает нуждающимся, приходит ко всем взывающим к нему, ободряя людей и вселяя надежду. Он был воплощением божественной любви на земле, поэтому приезжают к его святым мощам люди из разных стран, унося с собой великую благодать и утешение. Придут к старцу Гавриилу люди и в день его рождения – 26 августа. Придут помолиться, поблагодарить за помощь… И конечно, припомнят наполненные благодатью и мудростью моменты из жизни одного простого монаха, который стал великим заступником для верующих в столь многомятежные времена.

Константин Церцвадзе.
«ВЫ МНЕ УЖЕ ПОМОГЛИ…» Новые свидетельства о чудесах преподобного Гавриила (Ургебадзе).
Торнике Чикадзе.

В нашей непредсказуемой жизни часто происходят важные события, которые дарят нам радость, но с течением времени в какой-то мере они предаются забвению. Так было и со мной, если бы не вечер 13 июня 2018 года. В родной деревне старца Гавриила Какабети мы с друзьями сидели в виноградной беседке и вспоминали разные истории из жизни преподобного. В сердце играла такая радость, что мы все чувствовали: батюшка Гавриил с нами. Мой друг сказал, что нет, наверное, в Грузии верующего, который не ощущал бы помощь и поддержку от старца Гавриила. «Да», – произнес я непроизвольно и стал вспоминать и одновременно рассказывать историю, которая приключилась со мной несколько лет назад.


«ВЫ МНЕ УЖЕ ПОМОГЛИ…»  Новые свидетельства о чудесах преподобного Гавриила (Ургебадзе).


Святой Преподобный Гавриил (Ургебадзе).


Стояла осень 2004 года. Осень – праздник в Грузии и тем более в Кахетии, в колыбели лозы и вина. В деревне всегда много дел, и я старался помочь своему отцу, который радовался моему трудолюбию и заинтересованностью в виноделии. Мне тогда было 11 лет. Это были годы, когда всем жилось трудно и все старались чем-нибудь помочь своей семье и близким. И я старался: работал в виноградниках и в разных делах помогал людям. Той осенью я разгружал арбузы. В какой-то момент человек, который подавал нам арбузы из кузова грузовика, неудачно бросил вниз большой арбуз. Я его поймал, но секунды через три скорчился от боли. Боясь, что мои будут нервничать и отвезут меня в больницу, я скрыл от семьи происшедшее, но спустя несколько дней мои родители узнали обо всем. Как я помню, врачи обследовали меня, сказали, что у меня опущение почки, назначили лечение и отпустили домой. Проходили дни, но боль не отступала. В какой-то момент у икон я заметил бутылочку со святым маслом с могилы старца Гавриила и вспомнил, как мне на экскурсии рассказывали, что это масло творит чудеса, потому что оно с могилы святого человека по имени Гавриил. Потом, как я помню, нам показали могилу и фотографию того святого человека, о котором шла речь. Помню, я несколько минут смотрел на фотографию батюшки Гавриила и хотел его обнять. Вот и решил нанести масло на больное место. Это было вечером. Помню, я сразу лег спать. На следующее утро я не чувствовал никакой боли, но и по своей глупости даже не подумал, почему почки перестали болеть.

Я только раз нанес масло с могилы старца на больное место. И оказалось, что никакого опущения почки у меня больше нет!

Целый день я бегал, играл, а вечером опять подошел к иконам и взял масло с могилы старца Гавриила. Я хотел нанести масло на уже не болевшие почки, как вдруг произнес: «Нет, отец Габриэль, не буду вас больше беспокоить, вы мне уже помогли». И тут я остолбенел, осознав, почему у меня почки перестали болеть.

Оказывается, я так громко произнес эту фразу, что мои родители всё услышали и зашли в комнату. Они без слов поняли, в чем было дело, и мы вместе стали благодарить Бога и батюшку Гавриила за помощь.

На следующий день меня отвезли в больницу на обследование. Никакого опущения почек! Врачи удивлялись, а на наши глаза навернулись слезы радости от благоговения перед великим старцем.

Прошло время, и я оказался тесно связан с монастырем Самтавро и преподобным Гавриилом. Огромное счастье для меня принимать участие в создании фильма о старце. С того момента, как я начал ходить на съемки в монастырь Самтавро, я стал свидетелем не одного чуда, сотворенного преподобным батюшкой.
Страницы: 1 2 3 > >>

Новости клубов

3 минуты назад
5 минут назад
18 минут назад
2 часа назад
3 часа назад
4 часа назад
anderson2706 пишет пост Москва-Сити в блоге клуба ФотоСтрана-2
4 часа назад
anderson2706 пишет пост Москва-Сити в блоге клуба Люблю Россию