Театр особой судьбы (театр-трактор).

 ФЕНИКС   На связи с единомышленниками           

 Поддержка проекта 

Авторизуйтесь с помощью соцсетей и служб

Главная Клубы Старые фото Блог клуба - Старые фото Театр особой судьбы (театр-трактор).

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Автор
Опубликовано: 23 дня назад (28 мая 2021)
+3
: 3
В центре города Ростова-на-Дону стоит здание театра, давно ставшее не только его эмблемой, но и… притчей во языцех, т.к. в народе его прозвали «ТРАКТОР». В начале прошлого века наш город как только не называли - и «воротами Кавказа», и «городом ветров», а вот с 1935 года стали уточнять: «Это там, где «трактор»?

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Строящийся театр им. Максима Горького.


Задумали же строить театр в 1929 году. По переписи населения в Ростове и Нахичевани в то время проживало более 308 тыс. человек. Но такой большой краевой центр не имел здания театра. «То помещение, над которым красуется вывеска: театр имени А.В. Луначарского, пригодно для какой угодно цели, только не для театра» - свидетельствовали очевидцы. «Больше всего это помещение напоминает предбанник семейной бани или вход в шашлычную» - таково было их мнение.

И Северо-Кавказский крайисполком постановил: «Считать необходимым срочно приступить к постройке театра в г. Ростове», решив, что строительство театрального здания является первостепенной задачей. Стремление ростовчан поддержали в столице. В конце 30-х возникла насущная потребность серьезного преобразования театрального искусства. В Москве уже стали понимать, что «выработалось высокомерное, «олимпийское!» отношение к театральной провинции: плохо, мелко, неинтересно…». Отмечали, что «это идущее от дореволюционных традиций высокомерие укоренилось довольно глубоко и вредит в первую голову той же столице, мешает ее обогащению талантливыми актерами и даже режиссерскими силами провинции».
Появились даже призывы «Перенести культурную столицу в Ростов»!..

И с революционным максимализмом и пламенным энтузиазмом порешили построить в Ростове не просто театр, а самый большой («больше Большого») и не только в стране Советов, а и всего мира. Самый оригинальный («мощный комбинат театрального искусства»), самый масштабный («здание и его планировка должны обеспечить полную возможность постановки в театре большого индустриализированного спектакля, наиболее мощно и ярко отражающего установки революционного искусства») и, конечно же, самый красивый!!!

Вообще предполагалось на базе театра создать Международный Экспериментальный Театральный Центр, «чтобы дать возможность использовать новую сцену для художественных экспериментов всем тем мастерам, которые ищут новых путей развития советского театра».
То есть намечали основать некую экспериментальную театральную лабораторию, где бы решались многие творческие задачи. Среди них «формирование новой эстетики, нахождения языка, на котором необходимо разговаривать с новой публикой».
Так что возникла не просто идея-фикс, а содержательная тенденция, пронизывающую всю театральную атмосферу России.


Театр особой судьбы (театр-трактор).


Тетр в лесах.


В те годы сказано – сделано! Сначала объявили в стране конкурс, в котором участвовало 25 проектов. Победил, однако, внеконкурсный, но зато самый оригинальный. Его авторы - архитекторы академик Владимир Щуко и профессор Владимир Гельфрейх. До сих пор поражает их мысль, ведь никогда и никому на нашей планете не приходило в голову соединить храм искусства с образом «автомашины для буксировки прицепных повозок или для тяги сельскохозяйственных орудий», т.е. трактора!

Но «ларчик» открывался просто… В 1929 году Совет труда и обороны принял постановление об организации машинно-тракторных станций - МТС. И вся страна жила этим событием. Почетность новой профессии всенародно подтвердил Матвей в художественном фильме «Дело было в Пенькове». А газеты были просто напичканы лозунгами типа: «Трактор-лучший агитатор за крепкий колхоз!», «Готовый трактор к косовице-новый удар по кулаку!», «Ходим по тракторам…»(о том, что надо сдавать утильсырье) и даже «Радио-тракторам»! Вот посему символом перемен, происходящих в стране, и стал трактор, «перепахивающий твердь вековых устоев». А по задумке В. Щуко и В. Гельфрейха, здание театра должно было «бороздить просторы театральной нивы»…

Далее возник вопрос: «Где взять средства на столь грандиозное строительство?». Предложения были самыми разнообразными: советовали горсовету… присоединиться «к резолюции кроватной фабрики «Десять лет Октября», которая предложила построить новый театр и назвать его «Театр памяти В. И. Ленина», для чего учредить акционерное общество для постройки, куда отчислять деньги из своего заработка». В ином случае «на постройку рабочего театра мастерская клуба совторгслужащих провела платный спектакль, чистый сбор с которого в сумме 136 рублей внесен в фонд постройки городского театра». И даже предлагалось на постройку нового театра изъять налог со спиртного…

И когда Наркомпрос утвердил сметы и планы, на так называемую ростово-нахичеванскую межу «пришли инженеры с астролябиями и, размерив на площади в два с половиной га строительные участки, приступили к работе».
Стройку объявили тоже Всесоюзной. В город стали съезжаться рабочие со всей страны. Были приглашены известные специалисты по работе с мрамором, мастера по шлифовке камня...

Но главной гордостью был тот факт, что на строительстве не израсходовали ни копейки на импорт. Директор «Театростроя» тов. А. М. Стамблер открыл карьеры в Крыму и на Урале, где ломали мрамор, шлифовали стекло, лили медь и изготовлялись шпингалеты и ручки к дверям. Даже мягкая мебель с сидениями из красной кожи, изготовлялась в мастерских театра.
К работе были привлечены и медики: лор, окулисты, невропатологи, дабы «точно установить, какое освещение, какие цвета, какие формы дают наибольшие возможности советскому зрителю сосредоточить всю силу своего зрения и слуха на происходящем на сцене».

Не нашли только специалистов-акустиков, ведь лучшие из них были представителями опальной в то время Церкви. А акустика дело тонкое, можно сказать, ювелирное. Но в конце 30-х к этому вопросу отнеслись, мягко говоря, иронично, поэтому проблемы акустики не сочли значительными. Да и место для будущего театра не стали подыскивать, а просто выполнили распоряжение областного комитета партии. И построили театр на границе между городами Ростовом и Нахичеванью-на-Дону. Тогда быстрыми темпами рос первенец 1-й пятилетки - завод «Ростсельмаш» и необходимо было не только соединить два города, но и переместить центральную часть разрастающегося областного центра, в связи с чем и было данное постановление.

27 ноября 1935 года театр открыли - громко, помпезно, а главное-радостно! Всех заверили, что «величественное театральное здание - одно из лучших в мире по масштабу и оформлению-ярчайшее свидетельство огромных побед партии Ленина-Сталина и пролетарского государства».

Открытие театра превратилось в подлинное торжество. Первый день был посвящен чествованию строителей, которые соорудили раритетное здание. На торжественном собрании довели до сведения, что «на строительство здания было затрачено 20 млн. рублей, пошло 7 млн. штук кирпичей,3 тысячи тонн гранита,3 900 тонн мрамора,8 тысяч тонн известняка и 500 вагонов металла».

Главного инженера и директора стройки наградили легковыми автомобилями, а последнего, А. М. Стамблера, назначили директором театра! На праздничном концерте выступал Вахтанг Чабукиани.
На площади перед театром пылали костры, играли оркестры, колонны демонстрантов заканчивали шествие плясками, песнями. Приветственные телеграммы прислали Алексей Толстой, Илья Эренбург, народная артистка республики Ольга Книппер-Чехова, маршал Советского Союза Семен Буденный. Прозвучали напутствие К. С. Станиславского, который в телеграмме пожелал: «Успеха в борьбе за настоящее искусство», и обращение старейшего в стране московского Малого театра, артисты которого… вызывали «новый коллектив ростовской драмы на творческое соревнование».

Все пожелания предстояло воплотить творческому коллективу, который к тому времени был удостоен имени «лучшего пролетарского писателя Максима Горького».

На второй день был показан первый спектакль - «Мятеж» Д. Фурманова. Коллектив открыл новую страницу в своей биографии. Настолько, что долгие годы принуждали вычеркнуть из его славной истории 72 года существования ростовской драмы и начать новое летоисчисление.

Первое время, как утверждают очевидцы, в театр ходили не на спектакли или громкие актерские имена, а «посмотреть здание, насладиться делом рук своих, ощутить мощь страны, в которой жили».

Большой зрительный зал вмещал 2200 человек. Сцена состояла из двух вращающихся кругов - большого 24,5 и малого - в 14 м. Помещение для оркестра было рассчитано на 100 человек. Изумленный венгерский писатель Бела Иллеш писал: «Если будет показана война, то по сцене пройдет целая армия с кавалерией, артиллерией и танками. Если на сцене будет совхоз - целые тракторные колонны смогут продефилировать перед зрителями. Парашют? И это здесь не препятствие».
Зритель получил отдельный зал для концертов, фойе, театральный музей, ресторан, библиотеку, зал для курящих и желающих просто провести антракт в тишине.
Для освещения сцены и возможности создавать на ней различные световые эффекты был изготовлен ряд световых аппаратов, обслуживала которые специальная подстанция. Её мощность была больше дореволюционной электростанции, дававшей свет для всего города.

За кулисами актерам там было вольготно и комфортно. У них вместо привычных гримуборных были теперь кабинеты «предусмотрено все, чтобы обеспечить максимальную производительность труда актеров, стимулировать их творчество, давать им повседневную зарядку бодрости и воли к труду».
Появилось много новшеств и отличий. Однако выстроить театр таким, каким он задумывался, не удалось.
Впрочем, в то время не было модным сознавать собственные ошибки. А потому с первых же минут и стали «трубить» о том, что «необыкновенный проект достойно воплощен в жизнь!». Что, увы, было далеко от истины…

А если честно сказать, зданию театра не повезло изначально. И местонахождением - его построили на пустыре-свалке. И далее - при его строительстве несколько раз срывалась несущая конструкция. На завершающем же этапе произошла ссора партийных кураторов стройки с автором горельефов, украшающих здание. А скульптор Сергей Корольков в один из моментов жесточайшего спора схватил лопату и… соскоблил одного из персонажей композиции. Вскоре ваятель уехал вообще за границу, что в то время было равнозначно предательству. Отчего, долгое время был объявлен врагом народа, поэтому было запрещено даже упоминать его имя.


Театр особой судьбы (театр-трактор).


Горельеф С. Г. Королькова "Железный поток".



Театр особой судьбы (театр-трактор).


Горельеф С. Г. Корольков "Гибель Вандеи".


На скульптурных горельефах «Железный поток» и «Гибель Вандеи» запечатлена братоубийственная война, которая особо проявилась на Дону. Многие угадывают в персонажах образы из «Тихого Дона».

Но все это ныне не очень существенно, кроме одного - в зрительном зале звук жил по своим, только ему ведомым законам. Актерам приходилось сильно повышать голос. Но в то время сей факт не сильно смущал. Ведь тогда всем в основном приходилось разговаривать лозунгами и призывами. Весь стиль жизни, его драматургия, заставляла или подразумевала именно такой способ изложении мысли.

Театр особой судьбы (театр-трактор).


Ю. А. Завадский.


И тогда никто не обратил внимания на запись, которую сделал режиссер из Москвы Юрий Александрович Завадский, побывавший со своим коллективом на гастролях в Ростове: «…не завидую труппе, которая будет в нем играть». Но, по иронии судьбы, ровно через год после этого откровения режиссер вместе с частью труппы, которую возглавлял в Москве, был переведен на работу в Ростов-на-Дону. По одной версии - за неугодные творческие изыски, а по другой - «должен был показать пример в освоении огромной сцены».

Сегодня и это не важно. Главное, что столица подарила на четыре предвоенных сезона столичных актеров - В. П. Марецкую, Р. Я. Плятта, Н. Д. Мордвинова. По сей день театралы называют этот период «золотым веком» ростовской драмы.
Ростов полюбил театр особой любовью, зрители ждали каждой новой постановки Ю. А. Завадского с особым нетерпением. В них ярко раскрывались творческие возможности и тех, кто с ним приехал, и тех, кто работал в ростовской драме ранее.

Театр особой судьбы (театр-трактор).


В. П. Марецкая.


Вера Марецкая сыграла главные роли в блистательных спектаклях «Любовь Яровая», «Укрощение строптивой» и «Горе от ума», и именно из Ростова ездила на съемки прославленного кинофильма «Член правительства». Здесь же у нее произошло и большое событие в жизни - она родила дочку.

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Николай Мордвинов.



Николай Мордвинов сыграл заглавные роли в спектаклях «Отелло» и «Тигран» и выезжал на съемки к/ф «Богдан Хмельницкий».

Театр особой судьбы (театр-трактор).


Р. Я. Плятт.


А Ростислав Плятт так вспоминал ростовский период: «В спектакле «Дни нашей жизни» Л. Андреева я сыграл роль резко отрицательную. Некого Эдуарда фон Ранкена, страшного человека со сложным характером. Но как, ни странно, я этого мерзавца любил нежно, как своего ребенка. Объясняется это тем, что именно тогда впервые почувствовал, как глубоко я влез в «шкуру» роли… и у меня состоялся первый в моей творческой жизни роман с ролью». Но для того, чтобы написать столь сокровенное признание, понадобился не один десяток лет. А тогда, в 1938 году, первым покидая Ростов, артист написал такие стихи:

«Я другой такой не знаю сцены,
Где так плохо слышен человек»…

Четыре года режиссер и актеры старались и боролись за освоение самой большой сцены. Ю. А. Завадский с коллегами победил пространство, объем, но только не звук. Москвичи «кричать» не умели, да и не могли. И в 1939 году они вернулись в столицу.

Оставшиеся артисты, костяк труппы, который перешел из драматического театра имени А. В. Луначарского, продолжали трудиться и искать новые, более совершенные формы освоения сцены-гиганта. Правда, это длилось недолго: через полтора года после отъезда Завадского началась война.

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Ростов-на-Дону в военные годы.


Театр особой судьбы (театр-трактор).

Словацкие легионеры на Театральной площади, Ростов, август 1942 г.


Во время войны даже был момент, когда линия фронта пролегала через театр. Ей послужил пожарный занавес. В феврале 1943 года фашистская зондеркоманда взорвала красавец-театр. И он 20 лет простоял зияющей раной в центре города.

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Послевоенный парад у разрушенного театра.


Театр особой судьбы (театр-трактор).

Восстановленный театр, 60-е годы.


Только в 1963 году его смогли восстановить и частично перестроить. Освящение здания состоялось 16 марта 1993 года - в день, когда исполнилось 30 лет со дня восстановления здания театра. Но это уже другая история.

Театр особой судьбы (театр-трактор).

Театр особой судьбы (театр-трактор).



Академический театр драмы им. М. Горького.


Сведения об уникальном здании ростовской драмы можно встретить в любом архитектурном справочнике. А в Лондонском мемориальном музее в разделе «Русское зодчество» представлены два экспоната - макеты Собора Василия Блаженного и здания театра имени Максима Горького.

Наталия ПЕРМИНОВА.
67 просмотров
Комментарии (2)
Николь # 28 мая 2021 в 10:40 +1
Как же бедные актеры там выступали с такой акустикой?..
Зато ясно, почему победил внеконкурсный проект! getImage 3
Ирина # 29 мая 2021 в 00:51 0
Да уж! Им не позавидуешь! Гигантомания была во всём, правда, не всегда продуманная. smile