Блог клуба - Идём в музей

 ФЕНИКС   На связи с единомышленниками           

 Поддержка проекта 

Авторизуйтесь с помощью соцсетей и служб

+14157 RSS-лента RSS-лента

Блог клуба - Идём в музей

Администратор блога: Демид
Неизвестный художник. Портрет Н. А. Янькова. 1770 год.
Неизвестный художник. Портрет Н. А. Янькова. 1770 год.


Яньков Николай Александрович (1763-1830 гг).


Мать: Янькова Анна Ивановна 2-я, урожд. Татищева.
Отец: Яньков Александр Данилович.
Сословная принадлежность: В 1817 г. вместе с детьми внесен в дворянскую книгу Московской губернии.
Получил образование, как и брат его, Яньков Дмитрий Александрович, в Кадетском корпусе (закончил его в 1783 г.)
В 1782 г. прапорщик в отставке.


Супруга: Янькова Феодосия Андреевна, урожд. Зыбина. В браке с 1789 г.
Дети: Яньков Харлампий Николаевич, Яньков Андрей Николаевич.


Построил в 1807 г. каменную Михайло-Архангельскую церковь в с. Петрово, Веневский уезд, Тульская губерния: "В приходе: с. Петрово, д. Кузьминки, д. Николаевка, д. Столбовка, с-цо Большое Орехово и с-цо Малое Орехово. Приход известен с XVI в., именовался приходом с. Петровского. Каменная церковь построена на средства помещика Николая Александровича Янькова в 1807 г. Три престола: главный - во имя Архистратига Михаила, в приделах - во имя Святителя Николая, архиепископа Мир Ликийского, и во имя Преподобномученицы Феодосии, девы Константинопольской".
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Портрет Саши. 1962 год.
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Портрет Саши. 1962 год.


Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Портрет Саши. 1962 год.
Алексей Беляев-Гинтовт.
Алексей Беляев-Гинтовт.
У шикарного отеля в Эдмонтоне
У шикарного отеля в Эдмонтоне

Один из дорогущих отелей марки "Фермонт".
Сеть отелей Фермонт известна благодаря своим роскошным отелям, которые сегодня располагаются на самих престижных курортах планеты и в крупнейших мировых столицах.
Для их местоположения выбирают самые красивые места.
По состоянию на сентябрь 2009 к сети Fairmont относится 91 отель в 15 странах мира.
Штаб-квартира сети отелей Fairmont располагается в Канаде, в городе Торонто.

Правда, цены в этих отелях неоправданно дороги.
Если, например, вы закажете на завтрак самую банальную яичницу (из двух яиц) и чашечку кофе, то ста долларов может и не хватить...
Луи Армстронг.
Луи Армстронг (4 августа 1901, Новый Орлеан, Луизиана — 6 июля 1971, Нью-Йорк) — американский джазовый трубач, вокалист и руководитель ансамбля.

Луи Армстронг.



Луи, как называли его на креольский манер, родился в беднейшем негритянском районе Нового Орлеана. Рос в неблагополучной семье. Его отец бросил семью, когда мальчик был ещё младенцем. Мать занималась проституцией. Мальчика вместе с младшей сестрой Беатрис отдали на воспитание бабушке Джозефине. Спустя некоторое время мать Армстронга, Мэйэнн, забрала Луи, но должного внимания ему никогда не уделяла. Армстронг с детства занимался развозом угля, продажей газет и другой подобной работой.

В семь лет он стал помогать по дому в семье торговцев углем Карнофски — евреев, недавно иммигрировавших в Америку из Литвы. Позже он стал оставаться у них ночевать и со временем стал практически приёмным сыном в этой семье. Он научился свободно говорить на идише и до конца своих дней носил цепочку со Звездой Давида. Именно Карнофски позже дали денег Армстронгу на покупку корнета, его первого собственного музыкального инструмента.

Луи Армстронг.


Первое музыкальное образование он получил в исправительном лагере-интернате «Уэйф’с Хоум» для цветных подростков в 1913 году, куда попал за стрельбу из пистолета на улице в Новый год (пистолет был похищен им у полисмена — одного из клиентов матери). Там он сразу присоединился к лагерному духовому оркестру и научился играть на тамбурине, альтгорне, а затем освоил корнет. Оркестр исполнял традиционный для того времени репертуар — марши, польки и популярные песенки. Ко времени окончания срока Луи решил стать музыкантом. Освободившись, он начал ходить по клубам и играть на одалживаемых инструментах в местных оркестрах. Его взял под своё покровительство Кинг Оливер, считавшийся тогда лучшим корнетистом города и которого сам Луи Армстронг считал своим настоящим учителем. После отъезда Оливера в Чикаго в 1918 году, Армстронга взял в свой ансамбль весьма авторитетный тромбонист Кид Ори. Луи эпизодически начал выступать в ансамбле «Tuxedo Brass Band» Оскара «Папы» Селестина, где играли тогда такие музыканты как Пол Домингес, Затти Синглтон, Альберт Неколз, Барни Бигард и Луис Рассел. Участвовал в джазовых парадах по улицам родного города и играл в бэнде «Jazz-E-Sazz Band» Фэтса Мэрейбла, который выступал в дансингах на пароходах, плавающих в летний сезон по Миссисипи. После того, как Мэрейбл, достаточно профессиональный бэнд-лидер, преподал юноше основы нотной грамоты, Армстронг стал считаться квалифицированным музыкантом. За ним, постепенно, в среде музыкантов закрепляется прозвище Сатчмо — сокращение от английского Satchel Mouth («рот-меха»).

В 1922 году Оливеру понадобился второй корнетист, и он пригласил Армстронга в Чикаго играть в «Линкольн Гарденс» (ресторан на 700 мест) в своем оркестре «Creole Jazz Band». Этот бэнд был в то время самым ярким джазовым составом в Чикаго, и работа в этом бэнде многое дала Армстронгу для его будущей карьеры. В составе «Креольского джаз-бэнда» Оливера в Чикаго Армстронг сделал свои первые записи. В 1924 году он во второй раз женился (первой его женой была проститутка, креолка Дэйзи Паркер из Нового Орлеана) на пианистке ансамбля, Лил Хардин, и по настоянию своей жены начал самостоятельную карьеру. Армстронги уехали в Нью-Йорк, где Луи поступил на работу в оркестр Флетчера Хендерсона. Там к нему пришла известность, любители джаза приходили слушать бэнд зачастую ради его «горячих» соло. К этому времени окончательно сформировался собственный стиль Луи Армстронга — яркий, импровизационный и изобретательный.


Луи Армстронг.

Спойлер
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Женский портрет. 1989 год.
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Женский портрет. 1989 год.


Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Женский портрет. 1989 год.
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Ашот. 1970 год.
Тимофей Фёдорович Теряев (1919-2001 гг.). Ашот. 1970 год.
Лиховид Георгий Иванович. Две рыбы.
Лиховид Георгий Иванович. Две рыбы.
Лиховид Георгий Иванович. Ангел на Петропавловской.
Лиховид Георгий Иванович. Ангел на Петропавловской.
Я убит подо Ржевом. Александр Твардовский, 1946 год.
Я убит подо Ржевом. Александр Твардовский, 1946 год.


Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете.

Я не слышал разрыва
И не видел той вспышки, -
Точно в пропасть с обрыва -
И ни дна, ни покрышки.

И во всем этом мире
До конца его дней -
Ни петлички,
Ни лычки
С гимнастерки моей.

Я - где корни слепые
Ищут корма во тьме;
Я - где с облаком пыли
Ходит рожь на холме.

Я - где крик петушиный
На заре по росе;
Я - где ваши машины
Воздух рвут на шоссе.

Где - травинку к травинке -
Речка травы прядет,
Там, куда на поминки
Даже мать не придет.

Летом горького года
Я убит. Для меня -
Ни известий, ни сводок
После этого дня.

Подсчитайте, живые,
Сколько сроку назад
Был на фронте впервые
Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,
Как на теле рубец.
Я убит и не знаю -
Наш ли Ржев наконец?

Удержались ли наши
Там, на Среднем Дону?
Этот месяц был страшен.
Было все на кону.

Неужели до осени
Был за н и м уже Дон
И хотя бы колесами
К Волге вырвался о н?

Нет, неправда! Задачи
Той не выиграл враг.
Нет же, нет! А иначе,
Даже мертвому, - как?

И у мертвых, безгласных,
Есть отрада одна:
Мы за родину пали,
Но она -
Спасена.

Наши очи померкли,
Пламень сердца погас.
На земле на проверке
Выкликают не нас.

Мы - что кочка, что камень,
Даже глуше, темней.
Наша вечная память -
Кто завидует ей?

Нашим прахом по праву
Овладел чернозем.
Наша вечная слава -
Невеселый резон.

Нам свои боевые
Не носить ордена.
Вам все это, живые.
Нам - отрада одна,

Что недаром боролись
Мы за родину-мать.
Пусть не слышен наш голос,
Вы должны его знать.

Вы должны были, братья,
Устоять как стена,
Ибо мертвых проклятье -
Эта кара страшна.

Это горькое право
Нам навеки дано,
И за нами оно -
Это горькое право.

Летом, в сорок втором,
Я зарыт без могилы.
Всем, что было потом,
Смерть меня обделила.

Всем, что, может, давно
Всем привычно и ясно.
Но да будет оно
С нашей верой согласно.

Братья, может быть, вы
И не Дон потеряли
И в тылу у Москвы
За нее умирали.

И в заволжской дали
Спешно рыли окопы,
И с боями дошли
До предела Европы.

Нам достаточно знать,
Что была несомненно
Там последняя пядь
На дороге военной, -

Та последняя пядь,
Что уж если оставить,
То шагнувшую вспять
Ногу некуда ставить...

И врага обратили
Вы на запад, назад.
Может быть, побратимы.
И Смоленск уже взят?

И врага вы громите
На ином рубеже,
Может быть, вы к границе
Подступили уже?

Может быть... Да исполнится
Слово клятвы святой:
Ведь Берлин, если помните,
Назван был под Москвой.

Братья, ныне поправшие
Крепость вражьей земли,
Если б мертвые, павшие
Хоть бы плакать могли!

Если б залпы победные
Нас, немых и глухих,
Нас, что вечности преданы,
Воскрешали на миг.

О, товарищи верные,
Лишь тогда б на войне
Ваше счастье безмерное
Вы постигли вполне!

В нем, том счастье, бесспорная
Наша кровная часть,
Наша, смертью оборванная,
Вера, ненависть, страсть.

Наше все! Не слукавили
Мы в суровой борьбе,
Все отдав, не оставили
Ничего при себе.

Все на вас перечислено
Навсегда, не на срок.
И живым не в упрек
Этот голос наш мыслимый.

Ибо в этой войне
Мы различья не знали:
Те, что живы, что пали, -
Были мы наравне.

И никто перед нами
Из живых не в долгу,
Кто из рук наших знамя
Подхватил на бегу,

Чтоб за дело святое,
За советскую власть
Так же, может быть, точно
Шагом дальше упасть.

Я убит подо Ржевом,
Тот - еще под Москвой...
Где-то, воины, где вы,
Кто остался живой?!

В городах миллионных,
В селах, дома - в семье?
В боевых гарнизонах
На не нашей земле?

Ах, своя ли, чужая,
Вся в цветах иль в снегу...

Я вам жить завещаю -
Что я больше могу?

Завещаю в той жизни
Вам счастливыми быть
И родимой отчизне
С честью дальше служить.

Горевать - горделиво,
Не клонясь головой.
Ликовать - не хвастливо
В час победы самой.

И беречь ее свято,
Братья, - счастье свое, -
В память воина-брата,
Что погиб за нее.
Страницы: 1 2 3 > >>