Змея Шань-е.

 ФЕНИКС   На связи с единомышленниками           

 Поддержка проекта 

Авторизуйтесь с помощью соцсетей и служб

Змея Шань-е.

Автор
Опубликовано: 1857 дней назад (13 мая 2016)
+2
: 2
Змея Шань-е.


В давние времена жила вдова с единственным сыном. Звали его Сяо Лю. Мать очень любила сына, и, как ни тяжело ей было, она на последние гроши послала его в школу.
В школе, где учился Сяо Лю, был строгий учитель. Каждое утро учитель открывал книгу, которая называлась "Троесловие", потому что каждая её строка состояла из трёх слов. Но зато это были очень трудные слова. Ведь их написал поэт, что жил многие столетия тому назад.
Учитель нараспев читал из этой книги стихи и заставлял детей повторять их за ним. Он всегда держал наготове длинную бамбуковую палку. Если кто-нибудь из мальчиков запинался, бамбуковая палка его подгоняла. Дети так боялись палки, что твердили стихи по дороге домой, дома и на следующее утро по дороге в школу.
Вот и Сяо Лю, возвращаясь однажды из школы, повторял в десятый раз только что заданное учителем мудрое изречение.
Вдруг он увидел в траве на обочине дороги змеиное яйцо. Из головы Сяо Лю сразу же улетучились трудные стихи. Он бережно поднял яйцо, сунул его за пазуху и понёс домой. Дома он сколотил ящик из сосновых дощечек и положил в него свою находку.
Через несколько дней из яйца вывелась змейка. она была такая маленькая и красивая, что Сяо Лю решил никогда не расставаться с ней. Он назвал змейку Шань-е и, возвращаясь из школы, первым делом бежал к ящику, чтобы покормить свою любимицу.
Скоро змейка немного подросла и научилась выползать из ящика. Каждое утро она провожала Сяо Лю до порога и потом долго глядела ему вслед. А когда Сяо Лю возвращался, он ещё издали начинал посвистывать, и, в какой бы дальний уголок ни забралась Шань-е, она всегда выползала на свист.
Но вот однажды в деревню приехал императорский чиновник собирать налоги. Пришёл он и в дом бедной вдовы, матери Сяо Лю. Этот чиновник всегда хвалился, что ни из одного дома не выйдет, не взыскав хоть какого-нибудь налога в пользу казны императора. Но тут и он призадумался. У вдовы не было ни тутовых, ни плодовых деревьев, ни осла, ни коровы, не было даже кошки или собаки.
Чиновник уже собирался уходить, как в дом весело вбежал Сяо Лю. Навстречу ему выползла Шань-е и принялась тереться о его ногу.
Чиновник сперва удивился, а потом обрадовался.
- Женщина, - важно сказал он. - Всякое животное, живущее в доме или во дворе и приносящее его хозяину пользу, является скотиной и облагается податью.
- Но змея не приносит мне никакой пользы, - возразила вдова.
- Ты лжёшь, женщина, - сказал чиновник. - Если бы она не приносила пользы, ты не держала бы её в доме. Завтра утром ты должна уплатить мне за неё большую серебряную монету.
- О господин чиновник, - воскликнула несчастная женщина, заливаясь слезами, - с тех пор, как умер мой муж, у меня ни разу не бывало в руках серебряной монеты.
- Император милостив к своим подданным, - сказал чиновник. - Если у тебя нет серебряной монеты, ты можешь уплатить ту же суму мелкими медными монетами.
С этими словами чиновник ушёл.
Что было делать матери Сяо Лю! Она побежала к помещику и попросила у него денег. За это она обещалась будущим летом работать на его полях целых два месяца.
Вернувшись домой, она сказала сыну:
- Я и сама привязалась к Шань-е, но, видно, придётся с ней расстаться.
Сяо Лю тяжело вздохнул, положил змейку в соломенную шляпу и пошёл по Западной дороге. Дойдя до того места, где дорога огибала большую гору, мальчик остановился. Здесь, у подножия горы, он выкопал глубокую нору и пустил в неё Шань-е.
Змея Шань-е жила теперь на воле, но Сяо Лю не забывал её. Каждый день он прибегал к подножию горы, кормил змею гаоляновыми лепёшками и подолгу играл с ней.
Дни шли за днями. Сяо Лю выучил наизусть "Троесловие" и принялся за "Четверокнижие", вмещавшее столько премудрости, что у бедных школьников трещали затылки.
Однако Сяо Лю одолел и "Четверокнижие" и много других, не менее мудрых, книг. За это время мальчик превратился в юношу, а змейка Шань-е - в большую змею.
И вот настал день, когда учитель сказал Сяо Лю:
- Больше учить мне тебя нечему. Теперь ты можешь отправиться в город и сдать экзамен на степень младшего чиновника.
Сяо Лю так и сделал. Он ушёл в город, унося с собой маленькую котомку и большие надежды.
Шань-е долго ждала своего хозяина. Но никто не приходил к ней и не приносил гаоляновых лепёшек. Тогда голодная змея выползла на дорогу и проглотила толстого торговца, который как раз в это время шёл на базар. Через несколько дней она опять почувствовала голод и опять проглотила прохожего.
Скоро все узнали, что по Западной дороге лучше не ходить, потому что там появилось чудовище, пожирающее путников.
Прошёл месяц, другой и третий. Сяо Лю так ничего и не добился в городе. У него было много знаний в голове, но пусто в мешочке для денег. А кому не известно, что без денег не так-то просто получить и самое маленькое звание! Опечаленный Сяо Лю вернулся в родную деревню. Котомка его стала ещё легче, а надежд не было совсем.
На деревенской площади он увидел большую толпу. Сяо Лю приблизился и услышал, что староста читает императорский указ. Вот что говорилось в этом указе:
"До высоких ушей владыки Поднебесной дошло известие, что на Западной дороге появилось чудовище, пожирающее людей. Тому, кто уничтожит его, император пожалует быстроногого коня из собственных конюшен и должность при своём дворе".
Три месяца Сяо Лю гонялся за счастьем, как за птицей фениксом, и всё никак не мог ухватиться хоть за одно пёрышко. А тут счастье само шло к нему в руки. Сяо Лю сразу понял, что надо делать. Он протолкнулся сквозь толпу к старосте и сказал:
- Посмотри на меня и запомни моё имя. Меня зовут Сяо Лю. С завтрашнего дня слух о чудовище никогда больше не потревожит императора.
Юноша не стал терять времени даром. Он взял с собой три гаоляновых лепёшки и зашагал по Западной дороге. Дошёл до подножия горы и посмотрел по сторонам. Вдруг огромная змея выползла из придорожного кустарника и, разинув пасть, бросилась на него.
Но Сяо Лю ничуть не испугался. Он протянул змее гаоляновую лепёшку и сказал:
- Шань-е, неужели ты не узнаёшь меня?
Как только змея услышала голос хозяина, она легла у его ног и, словно в былые времена, потёрлась головой о его колени.
Покормив и приласкав Шань-е, юноша велел ей ползти за собой. Они перевалили одну гору, потом другую, потом третью. За третьей горой была долина, поросшая густым лесом. В эти места редко заглядывали люди, зато зверей тут водилось великое множество.
- Живи здесь, Шань-е, - сказал Сяо Лю. - В долине ты найдёшь много дичи и тебе незачем будет нападать на людей.
Сяо Лю выполнил своё обещание - путники без страха могли ходить по Западной дороге в любое время дня и ночи.
Сдержал своё обещание и император. Сяо Лю жил теперь во дворце, носил расшитый шёлком халат с кистями и совсем не ходил пешком. Он занимался очень важным делом - следил за правильным исполнением китайских церемоний при дворе китайского императора.
Немного времени понадобилось, чтобы Сяо Лю позабыл о недавней бедности, о тесной фанзе, где он провёл детство и юность, и даже о матери, вырастившей его. Сердце его черствело с каждым днём.
Однажды земляки Сяо Лю осмелились прийти к нему просить защиты от сборщика налогов. Но Сяо Лю велел прогнать их. Ведь сам он не платил налогов, как и все чиновники в Поднебесной. Не платила больше податей и его мать, - она умерла с горя, потому что единственный сын совсем позабыл её.
У Сяо Лю было всё, о чём он когда-то мечтал. Но одно желание оставалось не исполненным. Сяо Лю хотел взять в свой дом жену. Жена такого важного чиновника, думал Сяо должна, конечно, происходить из знатной семьи. Но если сам Сяо Лю забыл, что мать его была простой крестьянкой, об этом помнили другие и не очень спешили с ним породниться. А уж меньше всего хотел этого первый министр императора, который никогда не упускал случая лишний раз сказать собеседнику, что род его много древнее Китайской стены.
Однако,как иногда бывает, несчастье одного приносит счастье другому. У первого министра была нежно любимая им красавица-дочь. И вот она заболела. Придворные лекари кололи её длинной серебряной иглой, поили настоем корня жень-шень, но девушке с каждым днём становилось всё хуже.

Змея Шань-е.


Глядя на дочь, худел и бледнел сам первый министр. Однажды он сидел у постели девушки и, чтобы утешить её, рассказывал ей о том, как тяжело он болел в юности и как быстро вылечил его старый седобородый лекарь по имени... по имени... Три дня после этого дела в Срединном царстве вершились без первого министра. Он вспоминал имя лекаря и, наконец, вспомнил.
Старого лекаря разыскали и привели к первому министру. Мудрый врачеватель долго смотрел на больную девушку, потом в раздумье провёл рукой по седой бороде и сказал её отцу:
- Вашу дочь может вылечить только лекарство, изготовленное из правого глаза живой змеи.
Убить змею и вынуть её глаз не так уж трудно, но как добыть глаз живой змеи?!
Долго думал первый министр и, наконец, решил сделать то, что в таких случаях делают отцы красивых девушек знатного рода. Он объявил, что тот, кто добудет глаз живой змеи, станет его зятем.
Когда об этом услышал Сяо Лю, он понял: несчастье в доме первого министра может обернуться счастьем для него.
В тот же день он сел в паланкин и велел нести себя по Западной дороге. Неподалёку от родной деревни, у подножия большой горы, Сяо Лю приказал слугам остановиться и ждать его на этом месте. Сам он направился в ту долину за третьей горой, где когда-то оставил вскормленную им змею.
Путь в горах был нелёгким, особенно для того, кто отвык ходить пешком даже по ровной земле. И всё же Сяо Лю шёл не останавливаясь. Каждый раз, когда сквозь тонкую мягкую подошву в его ноги впивались острые камни, он вспоминал о награде, которая ждёт его в Пекине, и камни будто становились мягче.
Наконец он дошёл до поросшей лесом долины за третьей горой и громко засвистел. Тотчас же зашевелился густой кустарник, и Шань-е легла у ног Сяо Лю.
- Шань-е, я выкормил тебя, теперь ты должна помочь мне. Я очень хочу стать зятем первого министра. И я стану им, если ты позволишь вырвать свой правый глаз.
Змея подняла голову и подставила ему правый глаз.
Обратный путь показался Сяо Лю совсем лёгким; ведь в нефритовой шкатулке, которую он бережно нёс в рукаве халата, лежал глаз живой змеи.
Старый лекарь взял из рук Сяо Лю нефритовую шкатулку и сказал:
- Люди боятся змей. Их яд убивает. Но есть у змеи чудесные свойства, о которых знают немногие. Правый её глаз исцеляет от тяжелых болезней, левый - делает человека тем, кем он хочет стать.
Лекарь приготовил лекарство, Дал выпить дочери первого министра, и она сейчас же выздоровела.
Вскоре была отпразднована пышная свадьба.
Так исполнилось ещё одно желание Сяо Лю.
В течение трёх лет он чувствовал себя счастливым. А через три года умер его тесть - первый министр, и император закрылся в своих покоях, чтобы в одиночестве решить, кого из приближённых назначить на его место. Тогда в сердце Сяо Лю запало новое желание и начало точить его, как жучок-древоточец. Ему хотелось стать первым министром. Тут он вспомнил слова старого врачевателя - левый глаз живой змеи делает человека тем, кем он хочет стать.
Не медля ни часа, Сяо Лю отправился в горы и выпросил у Шань-е её второй глаз.
Старый лекарь говорил правду. В ту минуту, когда Сяо Лю выпил чудесный напиток, император принял решение и назначил Сяо Лю первым министром.
Сяо Лю стал самым важным человеком в Поднебесной, если, конечно, не считать императора. Ни одно дело в государстве, ни большое, ни маленькое, не решалось без первого министра.
Прошло ещё три года. И вот однажды в Поднебесную прибыли послы из дальних стран. Один из послов рассказал императору, что в их государстве существует такое поверье, - кто съест сердце живой змеи, тот проживёт ровно сто лет. А надо сказать, что Сын Неба уже прожил на свете столько лет, что если бы он был не императором, а простым человеком, его бы называли стариком.
Император призвал своих министров и велел им достать сердце живой змеи. Тому, кто исполнит его волю, он обещал после своей смерти оставить половину царства. Дать такое обещание императору ничего не стоило - он ведь собирался жить до ста лет и времени впереди было ещё много.
Если жучок-древоточец поселился в дереве, изгнать его невозможно. Он неустанно точит всё новые ходы, добираясь до сердцевины ствола. Так вот и желание власти всё глубже проникало в сердце Сяо Лю. Он подумал: "Я молод и здоров. Если даже Сын Неба действительно доживёт до ста лет, я ещё успею, кроме своей половины, завоевать и вторую половину царства и надеть жёлтый императорский халат с шитыми золотом драконами".
В тот же день Сяо Лю снова пустился в путь. Пройдя по Западной дороге и перевалив через горы, он очутился в знакомой долине.
Ему пришлось трижды громко просвистеть, прежде чем на его зов медленно приползла слепая змея.
- Шань-е, - сказал Сяо Лю, - мне нужно твоё живое сердце, чтобы стать повелителем Поднебесной.
Шань-е чуть-чуть приоткрыла рот, и Сяо Лю показалось, что слепая змея беззвучно засмеялась. Ему стало страшно, и он отступил назад. Но Шань-е широко разинула огромную пасть, будто для того, чтобы Сяо Лю мог вырвать её живое сердце.
Не раздумывая больше, Сяо Лю полез в глотку змеи. И вдруг Шань-е крепко сомкнула челюсти.
С тех пор никто никогда не слышал больше о первом министре. Но в народе и до сегодняшнего дня ходит поговорка. Её говорят человеку, готовому погубить других, чтобы возвысится самому: "Смотри, как бы змея, съевшая первого министра с его ненасытным сердцем, не проглотила и тебя!"
755 просмотров

Читайте также:

  • О Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай.
    О Лян Шань-бо и Чжу Ин-тай.

    Жила когда-то в Китае девушка по имени Чжу Ин-тай. Она умела хорошо рисовать. Искусно вышивала на шелку фениксов, поющих на ветке, и играла на лютне. Но это ещё не всё. Чжу Ин-тай красиво выводил...

  • Девочка и змея !
    Девочка и змея !

    Выставка "Террамания" в музее им.Тимирязева, Москва.

  • О Великой Китайской стене и верной Мын Цзян-нюй.
    О Великой Китайской стене и верной Мын Цзян-нюй.

    Много веков стоит Великая Китайская стена. Она так широка, что десять человек могут выстроиться на ней в ряд, и так длинна, что за сорок дней и ночей, если даже отдыхать не больше трёх часов в но...

  • Чудесный зонтик.
    Чудесный зонтик.

    Петухи кричат не ко времени, дым стелется низко, ласточки летают у самой земли, Солнце садится в сизые тучки, - значит, жди дождя. Утром трава покрыта росой, словно инеем, небо на закате жёлтое, ...

Комментарии (1)
0 # 3 июня 2016 в 10:38 0
Сперва - ожидание чуда, затем - "старуха у разбитого корыта"...
Под конец - закономерный вывод: государство = абсолютное зло, социум губит всё sad